Случайная улика. Часть 2

Александр Ралот

sluch ulika1

Лето 2016 года. Южно-Российск. Особняк в пригородном посёлке Громово.

Продолжение. Начало в Газете за 27 июля 2022 года.

Барейский, проводив гостью, пытался уснуть. Без толку. Мысли, одна за другой, нахально лезли в его голову, и казалось, что они вовсю шевелят волосами, которых уже много лет, как не было.

Вариант первый, прямо сейчас сесть в машину и помчаться в полицию. Отдать им злополучную карту и заделаться почётным помощником правоохранительных органов. Глядишь, в знак благодарности они закроют глаза на его прежние прегрешения. Но их первый вопрос будет − откуда? И что он скажет? Не Милку же с её фотографом сдавать. Как на любом большом корабле у них там есть крыса, и, возможно, не одна. Стуканут убийцам, и всё. Полетела парочка невинных репортёрских душ прямиком в рай. Значит, этот вариант отбрасываю, и о нём забываю. Идём дальше. Допустим, осчастливлю Силуянова. Для него десяток лимонов вообще не деньги. И олигарх с помощью этой инфы вмиг выкупает у ментов своего зама.

Все довольны, все смеются. А я с этого имею навар сто процентов. Это плюс. Теперь минус. Убийцы через тех же полицейских крыс выйдут уже конкретно на меня. Финал вполне себе предсказуем. Следовательно, нужен третий вариант. И он таков. Продаю фотки... журналюгам, заклятым конкурентам Силуяновского «Информационного портала». Что это мне даёт? Первое − те же десять лимонов, а, может быть, и все двадцать. Материал ведь убойный, в самом прямом смысле этого слова. Правда, лиц преступников я так и не разглядел, зря что ли они капюшоны на себя напялили, а вот физиономию архитектора видно, причём в разных ракурсах. По всему выходит, этот Тимофей дело знает. Далее. Хозяин «Вольного вестника», господин Леонард Стаковский своего не упустит и опубликует фотки, тем самым переманив к себе рекламодателей Силы, а заодно и штучных покупателей его газет. Но это мелочи. В редакцию «Вестника» врываются разъярённые менты, а тамошним сотрудникам по барабану. Мол, доброжелатель подбросил конвертик прямиком в наш почтовый ящик, что у входа в здание висит. Почему в следственный отдел не передали? Так вот же − читайте нашу газету и используйте для своих сыщицких дел свежий материал. Кто против? У нас в стране свобода слова. Мы публикуем − вы ловите преступника. Каждому − своё.

Обдумав эту идею в деталях, Егор завёл будильник и уснул, весьма довольный принятым решением.

Южно-Российский следственный комитет.

Следователь Калюжный, получивший от руководства дело об убийстве архитектора, с утра был в приподнятом настроении, и на то имелись веские причины.

Во-первых, ему доверили вести столь резонансное расследование. И, когда он передаст материалы в суд, возможно, последует приказ о повышении. Во-вторых, убийца или соучастник преступления через минуту будет доставлен к нему на допрос. В-третьих, что очень хорошо, адвокат задержанного не светило юриспруденции, а какой-то простой частный сыщик, зачем-то купивший себе право числиться в городской коллегии адвокатов...

− Можно заводить? − прервал его размышления заглянувший в кабинет конвоир.

Иван кивнул и достал бланк допроса.

− Итак, приступим, – следователь щёлкнул кнопкой видеозаписи, − для начала, назовите фамилию, имя и отчество.

− Батуханов Ильдар Темербиевич.

− Где Вы были в ночь убийства главного архитектора Черемисова?

− В баре на Лермонтовской. Там на меня пялилась куча народа. В конце концов, можете посмотреть камеры видеонаблюдения. И больше я Вам ничего не скажу без адвоката. Имею полное право.

− Конечно. Он сейчас приедет. А вы молчите и думайте, каким образом в кармане вашего пиджака оказался кошелёк с внушительной суммой, ранее принадлежащей убитому. Только не говорите мне, что вам его подбросил ваш земляк, банщик Кумарбек. В эту банальщину я всё равно не поверю.

***

− Полагаю, Вы согласитесь, что моего подзащитного надо прямо здесь и сейчас отпускать, как минимум, под подписку о невыезде, − Половинкин деловито доставал из портфеля одну бумагу за другой.

− Я внимательно прочитал материалы дела и утверждаю, что согласно справке ГИБДД, за господином Батухановым числится аж три автомобиля, но, к счастью, ни один из них не изготовлен на заводах известной фирмы «Мерседес». Протекторы именно этой марки ваши криминалисты зафиксировали на месте преступления.

− Не аргумент, − огрызнулся Калюжный, − установлено, что преступников было двое.  Какие ещё доводы в пользу вашего клиента у вас имеются?

− Отсутствие отпечатков пальцев на портмоне и пистолете. И, главное, звонок неизвестного доброжелателя, сообщившего полиции о месте пребывания подзащитного. Вам не кажется всё это странным? Какой-то спектакль плохого провинциального театра получается.

Следователь еле сдерживал свой гнев. Он понимал, что адвокат, скорее всего, прав, подстава Батуханова была грубой и примитивной. По всей видимости, он мог догадываться или знать убийц, и те решили упечь его за решётку, вслух же Иван произнёс:

 − Незаконные хранение, ношение оружия, статья двести двадцать два УК РФ, а, учитывая, что Ваш подопечный имел судимость, и не одну, светит ему ....

− Взгляните вот на это, − перебил Калюжного адвокат, − подлинник «Разрешения на хранение и ношение». Всё чин по чину, выдано соответствующими органами. Работа у Ильдара Темербиевича опасная. Сами же знаете, крупный бизнес в нашей стране всегда под прицелом, и не только правоохранительных органов.

− Не сходится, − радостно воскликнул следователь, − Оно выдано исключительно на травмат, а не на боевой ТТ, да ещё с полной обоймой и патроном в стволе. Я оставляю коммерсанта под стражей, и можете подавать на меня жалобы кому угодно и сколько заблагорассудится.

***

Егор оставил свою машину на стоянке и возвращался из редакции «Вольного вестника» на обычном городском автобусе. Скромно пристроился на заднем сидении, прижимая к себе видавший виды портфель, изготовленный в далёкие советские времена.

Озираясь по сторонам, он размышлял, правильно поступил, или нет.

Конечно, добраться до дома на своей навороченной «Тойоте» было бы куда быстрее, но мало ли? Стаковский человек непростой. И, отвалив за карту памяти пятнадцать лямов наличными, вполне способен организовать любую подлянку. Не зря же при их разговоре заявил, что, покупая материал, волен поступать с ним как захочет. Что он имел в виду? Скорее всего, хотел перепродать «заклятому другу» Силуянову? А, может, собирался кого-то из «верхнего эшелона» этими фотками шантажировать? Вопрос только, кого? Мэра? Губернатора? Выборы ведь не за горами. Три раза переспрашивал, не оставил ли я себе копии снимков. Зачем? Не доверяет? Боится, что я их загоню ещё кому-нибудь? Прекрасно же знает, за такую подлянку могут и наказать. Пребольно! И даже смертельно!

***

Проводив продавца, хозяин «Вестника» запретил секретарше впускать в свой кабинет кого бы то ни было, и целый час пристально рассматривал на компьютере приобретённый материал. Затем хотел отдать приказ бездушной машине, удалить всё, но передумал, вынул из гнезда маленький кусочек пластика, разломал его на куски и, завернув их в бумагу, сжёг в большой металлической пепельнице. После чего велел позвать к себе редакционного системного администратора. А когда тот переступил порог начальственного кабинета, приказал:

− Немедленно переустановить на компьютере всю операционную систему! Полностью! Предварительно стерев всё, что попало в «Облако».

Из свежего выпуска газеты «Вольный вестник».

sluch ulika2

«Наш коллектив с прискорбием сообщает, что сегодня вечером, в результате автокатастрофы, погиб сотрудник «Отдела криминалистики» Виктор Евгеньевич Соловьёв. Выезжая по заданию редакции в соседнюю область, он не справился с управлением на скользкой дороге и врезался в бетонный столб линии электропередач. Прощание с покойным состоится...»

***

Изучая фотоматериалы с места происшествия, Иван Калюжный остановил свой взгляд на пиджаке покойника. Почему-то на нём не хватало одной пуговицы.

«Мало ли, − размышлял следователь, − оторвалась во время столкновения автомобиля с препятствием. Такое вообще возможно? Наверное. В жизни и не такое случается». Где-то он видел уже такую. Вот только где? Надо бы вспомнить. Иван ещё раз бегло перечил заключение судмедэксперта и написал «Отказ от возбуждения уголовного дела. Вследствие наступления смерти без признаков умышленного преступления».

Особняк в пригородном посёлке Громово.

Вот уже полчаса неизвестный в маске хладнокровно и жестоко избивал Барейского. После первых пяти минут экзекуции хозяин дома дрожащими руками отпер сейф и выдал грабителю все деньги и драгоценности. Но развязка не наступала. Наоборот. Схватив жертву за шиворот мучитель отволок несчастного в ванну и, открыв кран, стал топить. Обещал оставить в живых, если Егор расскажет, как к нему попали злополучные снимки и кто их сделал.

Егор то приходил в сознание, то его терял. Одна мысль стучала в виске, требуя спасти себе жизнь, выдав Милу Финолетову и Тимофея Гущина, другая, догоняя первую, кричала, что это бесполезно. Погибнут все. Таких важных свидетелей в живых не оставляют.

Наконец, мучитель выдохся, бросил Барейского на мокрый пол и, вытащив из кармана фляжку, приказал несчастному сделать пару глотков.

− Мне твой труп без надобности. Просто заказ выполняю. Сдай тех, кто фотографировал, и копти небо дальше. Можешь позже, после моего ухода, даже в ментовку позвонить. Глядишь, ещё и страховку получить. Если успел свою грешную душонку застраховать! − при этих словах изверг хихикнул и ударил ладонью по дну фляжки, заставляя хозяина дома, поперхнувшись, влить в себя ещё глоток отвратительно пахнущего пойла. После чего пытка продолжилась.

Перед глазами Егора поплыли кроваво-красные круги, а избитые в кровь губы невольно прошептали Гущ-ин Ти-мо-ф из информ порта…

***

Эти слова стали последними в его жизни. Даже умирая, он не выдал имя любимой женщины, которая так и не стала законной женой Барейского, может быть, поэтому находилась далеко от особняка, .... осталась цела.

***

Лишь спустя двое суток приходящая уборщица обнаружила бездыханное тело и вызвала полицию.

***

Осмотрев особняк, следователь районного управления пришёл к выводу, что здесь имело место убийство с целью ограбления.

***

А ещё через сутки в кабинет к нему вошёл криминалист с заключением о причине смерти хозяина дома. Там чёрным по белому было указано, что она наступила не вследствие нанесённых побоев, а в результате отравления ядом, содержащимся в алкогольном напитке, который несчастный употреблял незадолго до кончины.

Донельзя измотанный после суточного дежурства сотрудник посмотрел на кучу дел, громоздящихся на его столе, и подшил новый документ в тощую папку.

***

Тимофей спешил на работу, почти не глядя по сторонам. Хотел было остановиться у цветочного киоска и купить девять роз для Милочки, но подумал, что это будет уж слишком. Конечно, их отношения развиваются весьма успешно, но ещё не достигли той степени, когда ему будет позволено, вот так, на виду у всей редакции, дарить даме цветы. Придётся немного потерпеть.

Накануне она позвонила и сообщила, что щедрый гонорар за его работу уже лежит в ящике её стола, и можно выбрать время и порыться в интернете на сайтах автосалонов, подбирая себе небольшую, но новенькую, бибику.

Обдумывая это, Гущин шагнул на «зебру» перехода и краем глаза заметил мчащийся на него огромный чёрный автомобиль.

− Где-то я его уже видел, кажется на....

Неделю спустя. Редакция «Информационного портала»

Окончание читайте через неделю.


petrenko small

Александр Ралот (Петренко) - член Союза писателей России, Золотое перо Руси, г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация