Боязитова Татьяна Данииловна (2 часть)

boyazitova1

Уважаемые читатели! Сегодня мы представляем вам вторую часть интервью с Боязитовой Татьяной Данииловной - руководителем Ассоциации перинатальных специалистов, семейным и перинатальным психологом, руководителем программы «Практическая перинатальная психология» в Восточно-Европейском институте психоанализа – Санкт-Петербург.

Инна Силенок: Татьяна Данииловна, продолжим разговор о специфике работы перинатального специалиста. Если мы возьмём некоторые кавказские республики, то мы с Вами понимаем, что в ситуации, если надо выбирать между женщиной и младенцем, выберут младенца. Там такие традиции. Если мы перенесёмся туда подальше, в Бурятию, которая на границе с Монголией, то там традиции ближе к монгольским и там всегда будут выбирать женщину. У нас помимо православия есть мусульманские республики, у нас где-то есть буддизм, у нас есть атеизм и так далее. То есть у нас многонациональная страна с разными традициями, с разным менталитетом. И, соответственно, вы, работая с этой своей миссией помощи женщинам, находитесь в разных ситуациях ментальных, в разных реальностях. Как-то увязываете это, у Вас есть какой то кодекс? У Вас есть какая-то клятва? У Вас есть какие-то прописанные правила перинатального психолога, которым Вы следуете, независимо от традиций?

Татьяна Боязитова: Хороший вопрос про кодекс. - Есть этический кодекс психолога, это набор правил, которыми руководствуется специалист. Есть клятва Гиппократа, которой руководствуется врач. Общие этические  принципы работы, а также деонтология – учение о должном поведении. Мы в своей Ассоциации на данном этапе разрабатываем такой кодекс, поднимая этические вопросы и сложные дилеммы на круглых столах.

Хочу упомянуть о таких уважаемых сообществах  и организациях, как  РАППМ - Российская ассоциация перинатальной  психологии и медицины, которая существует с 1996 г., которая дала в свое время импульс  к формированию такого нового направления научного познания, как перинатальная психология; или Институт перинатальной и репродуктивной психологии, который возглавляет Галина Григорьевна  Филиппова. Такие имена как Коваленко Н.П., Брутман В.И., Добряков И.В., Мещерякова Е.С. и другие отечественные ученые.

Задача специалиста - это ориентироваться на ценности клиента. Поэтому один из таких этических принципов - это оказание помощи женщине самой сориентироваться в этом вопросе, если у неё самой такой конфликт или противоречие, то помочь ей его разрешить. Мы это можем обсудить на групповых супервизиях.

boyazitova2

У нас есть специалисты, которые как раз из кавказских регионов. Одна наша коллега сейчас вообще живет в Арабских Эмиратах, и она уехала туда из Азербайджана. И мы эту тему очень тщательно изучали. Когда, например, столкнулись с сопровождением перинатальных утрат. Таких универсальных рекомендаций и быть не может. Если женщина живет внутри своей культуры, она в ней адаптирована, то если у неё возникают проблемы и трудности, нам нужно её, скорее всего, примирить с самой собой. Некоторые системы родовспоможения не ставят во главу угла саму женщину. Мы знаем огромное количество стран, где процент кесарева сечения просто зашкаливает, - 70%. Это традиция. Но даже там есть женщины, которые говорят о том, что «я так не хочу!». То есть я по-другому вижу свои роды. В частности, коллега живет на Кипре, и когда мы встречаемся на  супервизиях, то понимаем, что женщина нуждается, в первую очередь, в поддержке на собственном пути. Это может касаться темы грудного вскармливания, совместного сна, планирования беременности и др.

Мы никого не пытаемся переделать. Конечно, это в контексте всегда национальных традиций, семейных традиций. И специалисты учатся и практикуют эти навыки, как оказать женщине помощь в ситуации, например, того же самого культурного конфликта. Например, она вышла замуж за представителя кавказских народов. После рождения ребенка очень остро встал конфликт. В связи с тем, что он любитель быта, вкусной еды, такой хорошо организованной бытовой части жизни, ещё при этом он хотел бы видеть перед собой хорошую мать, которая кормит грудью и так далее. А у неё там возникает вопрос, что она не может сейчас качественно наладить грудное вскармливание. Она находится во внутреннем конфликте, чтобы и мужу угодить и бытовую часть наладить. А она сейчас в других задачах, и у неё внутренний конфликт: семья, собственно взгляды на взаимоотношения матери и ребенка. И конечно мы здесь не будем сверху спускать рекомендации и правила. Мы идём вслед за пациентом.

Инна Силенок: Татьяна Даниловна, какое у Вас базовое образование?

Татьяна Боязитова: Это Государственный Ленинградский Университет, психологический факультет.

Инна Силенок: Это очень серьёзно. Человек заканчивает университет, и дальше у него возникает много разных выборов: кто-то идёт в науку, кто-то идёт в практику, кто-то начинает работать на предприятии психологом, кому-то ближе бизнес консультирование, - то есть у нас есть разные варианты. Когда Вы стали заниматься перинатальной психологией?

Татьяна Боязитова: Через два года после окончания университета.  

Инна Силенок: И с тех пор у Вас именно этот профиль изначально и по сей день, уже столько лет?

Татьяна Боязитова: Вы очень правильно сформулировали - пробовать себя надо было в самых разных направлениях. Поэтому за плечами огромный опыт тренингов, работы со студентами, и в одном из центров психологии жизни «Анима». У нас в Санкт-Петербурге потихонечку частная практика началась. У меня был большой интерес к этой теме и личный, и профессиональный, но пока было мало условий для его реализации.

boyazitova3

Инна Силенок: Кто Вы в первую очередь?

Татьяна Боязитова: На сегодняшний день, я себя представляю как перинатального и семейноно психолога, при том что я работаю в интегративном подходе. Поэтому я работаю и с парами, и индивидуальную работу провожу, и в роддоме работаю. А частная практика гораздо шире. Поэтому семейный и перинатальный психолог, и это не мешает на сегодняшний день как-то примирить себя и с преподавателем. Практико-ориентированный преподаватель, то есть, наверное, не совсем академический.

Инна Силенок: Татьяна Даниловна, когда мы говорим, семейное консультирование  и перинатальная психология, то что это больше? Больше психотерапевт или Вы больше консультант? Это же немножко разные виды деятельности.

Татьяна Боязитова: Могу сказать, что ближе. Ведь пока по закону, который есть на сегодняшний день, мы не имеем медицинского образования, не имеем права себя называть психотерапевтами. А по сути могу сказать, что большую часть моей практики занимает именно психологическое консультирование. Поэтому, чаще  это краткосрочная психологическая помощь. С женщинами когда я работаю, это практически всегда краткосрочное, потому что в той ситуации, о которой женщина запрашивает помощь, это чаще помощь, которая необходима здесь и сейчас, для того, чтобы получить ресурс и идти дальше. Но может быть 15% моей практики - это те клиенты, которые переходят уже в долгосрочный процесс, с которыми мы вместе понимаем, что то, что их беспокоит, может быть качественно разрешено, если это будет проработано на более глубинных уровнях. Поэтому есть определённый процент тех, кто сам запрашивает, и мы идём дальше. Тогда та самая не медицинская модель психотерапии, а подход такой большей интеграции, - за последние лет 10 я освоила много интереснейших инструментов.

Инна Силенок: Вы работаете в Восточно-Европейском институте психоанализа. Понятия краткосрочности в разных модальностях разное. В классическом психоанализе это порядка 25 встреч, кажется.

Татьяна Боязитова: Я не работаю именно как психоаналитик, при том что я преподаю в институте психоанализа, но я там преподаю психологию развития, возрастную психологию, педагогическую психологию, психологическое консультирование, теорию и практику психологического консультирования. Поэтому в классическом таком формате как психоаналитик я не работаю. Есть одна замечательная коллега, Мария Евгеньевна Блох, она врач и психоаналитик. Не раз мы эти темы поднимали на круглых столах, - что из психоаналитических инструментов можно использовать с беременными женщинами. И на самом деле очень много ограничений. Поэтому всё, что связано с теоретическим психоанализом, нам очень помогает в работе. Когда мы можем разложить с точки зрения теории, что происходит с женщиной, что там за глубинные внутренние процессы завязаны на её материнской сфере, на какие-то фиксации в раннем детском возрасте. Это теоретически. А как мы с этим работаем с самой беременной - это совсем другая история. Поэтому классический психоанализ зачастую мы не используем. Но для этой темы было бы очень здорово пригласить Марию Евгеньевну, она достаточно интересные обзоры на эту тему делает - психоанализ беременности.

Инна Силенок: С радостью пригласим. Перинатальные психологи работают в интегративном подходе, и я это слышала многократно в разных школах перинатальной психологии. Я бы хотела Вас спросить о методологических основах перинатальной психологии. То есть на базе чего сформировалось это направление? Чьи это исследования?

Татьяна Боязитова: Изначально, можно упомянуть и житейские представления, накопленные у разных народов о важности особого отношения к женщине, вынашивающей новую жизнь. Научные предпосылки связаны с психоанализом, именами Г. Х. Грабера ученика З. Фрейда, В. Шиндлера, Э.Блехшмидта . Фрейд  как и некоторые другие ученые обращал внимание на события периода пренатального онтогенеза, которые накладывают глубокий отпечаток на всю последующую жизнь человека. Официальная история перинатальной психологии началась в 1971 г., когда в Вене впервые было организовано Общество пре - и перинатальной психологии

Большой вклад в развитие перинатальной психологии также внесли исследования лаборатории профессора Петера Федор-Фрейберга по психонейроэндокринологии беременности и родов, соединив психологию и медицину.

Из зарубежных исследователей важно упомянуть С. Грофа с его трансперсональной психологией, О. Ранка , написавшего книгу «Травма рождения». Далее опять в психоанализе учёные особое внимание посвятили изучению диады мать-дитя и теориям формирования привязанности. Из наших отечественных авторов необходимо отметить наших современников, которые не только хорошо разработали тематику перинатальной психологии и психотерапии, но и психологии материнства, и вообще психологическим аспектам репродуктивного поведения.

Это И.В. Добряков, Г.Г. Филиппова. Также, концепция  девиантного материнства  разработана В. И. Брутманом, концепция психофизиологии материнской доминанты, разработана А. С. Батуевым и другие.

На сегодняшний день, очень радует сближение медицины и психологии в решении актуальных вопросов репродуктивного здоровья населения.

Сегодня, когда к вспомогательным репродуктивным технологиям обращаются очень молодые люди, иногда среди пациентов репродуктивных клиник можно встретить пациентов 26-27 лет, необходимо объединять усилия репродуктологов, гинекологов и конечно психологов и психотерапевтов.

boyazitova4

Инна Силенок: Существует такая точка зрения, что в зависимости от направления практической психологии, в которой работает специалист, это в общем-то разные типы людей. И мы можем себе представить, как примерно себя позиционирует и выглядит психоаналитик. Перинатальный психолог - он какой?

Татьяна Боязитова: Я не думаю, что это может быть так узко, потому что всё равно он в рамках какой-то модальности работает. Другое дело, что раз он перинатальный, то это работа с диадой мать-дитя, а значит очень гуманистический  подход. Поэтому, наверное, в этом направлении больше специалистов экзистенциального направления.. Мне так кажется, что перинатальный психолог — это скорее всего человек, у которого есть какой-то собственный опыт, который его привел в эту сферу. Наверное, мы все не случайно выбираем не только свою профессию, но и более узкую область своих научных и практических интересов.

Могу сказать, что к нам на обучение по программе «Практическая перинатальная психология» всегда приходят студенты очень осознанно, это психологи, медики, социальные работники или педагоги, для которых особую ценность имеет всё, что связано с  родительством, зачастую уже имеющие собственный опыт родов, а иногда и перинатальных утрат. Рефлексия этого опыта позволяет специалисту быть более компетентным и профессиональным, формирует личностно значимые качества. Мне кажется, что в портрете перинатального специалиста должен быть обязательно гуманизм, особое,  трепетное отношение к системе мать-дитя  на всех этапах ее формирования и развития.

Инна Силенок: Роджерианский может быть подход.

Татьяна Боязитова: Да, конечно.

Инна Силенок: Наука не стоит на месте, то есть любое направление практической психологии начинает развиваться и отпочковываться от классического психоанализа. Понятно, что сейчас даже не будем говорить, как вышло Юнгианство и всё остальное. Сейчас новый психоанализ, современный психоанализ, микро психоанализ, их всё больше становится. Помимо Эриксоновского гипноза, появился метод Хосе Сильва и другие, - они в принципе об одном и том же. И тем не менее они как-то по-разному называются. Перинатальная психология как некая база и есть, наверное, какой-то классический курс и, возможно, от него уже что-то отделилось, или появились какие-то направления перинатальной психологии. Об этом я бы хотела услышать.

Татьяна Боязитова: Не смогу очень компетентно на этот вопрос ответить. Тут мне нужно, наверное, чуть-чуть абстрагироваться. В макро масштабе посмотреть на ситуацию, но мне кажется что сама перинатальная психология пока больше про объединение знаний из разных разделов той же самой психологии, медицины. А пока она как бы вбирает в себя всё это и углубляется. И тут больше интеграция получается. Это всё-таки про практическую помощь пациенту или клиенту. Кто они - эти пациенты? - Это семьи или женщины, которые либо имеют какие-то трудности связанные с зачатием, либо вынашиванием ребенка, либо испытывающие определенного рода волнения, страхи вплоть до тревожных расстройств в связи с предстоящими родами Это женщины, которые не могут по каким-то причинам адаптироваться, уже став матерями. Чтобы эффективно работать с такими разнообразными   запросами, необходимо объединять знания из медицины и психологии.

При этом, исходя из определения самой перинатальной психологии, можно выделить разделы, занимающиеся проблемами беременности, родов, послеродового периода .

У нас в стране перинатальной психологии  более 20лет. Российская Ассоциация перинатальной психологии и медицины существует в России с 1996 года

Через месяц мы предложим вашему вниманию третью часть интервью с Татьяной Даниловной Боязитовой.


Интервью взяла Инна Силенок

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация