Отвес и метр или жизнь продолжается

Татьяна Веретинская

metr

Они давно уже лежали рядышком в старинном ящике для инструментов: поржавевший от сырости Железный Отвес на полуистлевшей верёвочке с несколькими узелками и видавший виды складной Деревянный Метр. Одно его коленце как-то отломилось и с тех пор он перестал быть полноценным метром.

Мастер Каменщик уже забыл, когда брал их с собой на работу. Он стал использовать новые, современные инструменты. Отвес заменил Уровень - металлический брусок с воздушным пузырьком, плавающим в жидкости, а складной Метр — упругая металлическая Рулетка. Закрученная в тугую спираль, она каждый раз с грозным шипением пряталась в своей коробочке. Будто проявляла недовольство тем, что посмели потревожить её сон. Выполнив задание, с громким щелчком она запиралась и никого не хотела видеть.

Так и лежали в дальнем пыльном углу балкона ржавый Отвес и Деревянный Метр. Часто им вспоминались былые прекрасные времена.

- Сколько зданий в городе мы построили, как ты думаешь? - спросил как-то Отвес.

- Думаю, вполне достаточно, чтобы гордиться собой.

- Да, наша жизнь не прошла даром, - заключил Отвес. Проверив целостность своей верёвочки, он удобно улёгся на неё и надолго задумался.

А Метр вспоминал, каким жёстким становился Отвес на стройке, как строго он указывал Мастеру на малейшие отклонения от вертикали, а Каменщик так ценил его, что вечно носил в правом кармане рабочей куртки.

- А помнишь, тот день, когда появилась эта взбалмошная Рулетка? - вдруг спросил Метр.

- Да, она долго не хотела покоряться хозяину, - отозвался Отвес.

- Взбрыкивала, как необъезженная кобылица, - скрипнул Метр и захихикал.

- Такая лентяйка, только бы спать. Ну не любит она, когда тревожат её покой, - сказал Отвес, связывая очередным узелком, кончики порвавшейся от времени верёвочки. Он всегда придирчиво следил за своей внешностью.

- Я вспомнил, - продолжал Деревянный Метр, - раз она самовольно сбросила стопор и со всей силы хлестнула Мастера по руке, что у того кровь выступила.

- Да-а-а, - протянул Отвес. - Правда, потом они так притёрлись, что стали просто неразлучны. А помнишь, как Уровень, мечтая от меня избавиться, столкнул с высоты третьего этажа прямо в бадью с цементным раствором? Хорошо, что Мастер заметил, как я полетел вниз, и вытащил меня! А то я не лежал бы сейчас тут, рядом с тобой.

- Мне до сих пор больно вспоминать, как Рулетка злорадствовала, когда Мастер, повздорив с Заказчиком, швырнул меня, и именно тогда отломилось моё первое коленце, - жалобно пробормотал Деревянный Метр.

- Да, бедняга, попал ты тогда, как говорится, под горячую руку. Иногда Каменщик срывался на нас и ни за что, ни про что расшвыривал, - согласился Отвес, а сам подумал: «Ты-то уже точно ни на что теперь не годен. Гибче надо было быть, сам виноват. Вот я ещё мог бы послужить. Эх, мне бы только новую верёвочку».

Он не знал, что их Мастер давно отправился туда, откуда не возвращаются, а наследники уже наметили день, когда освободят балкон от ненужных вещей.

otves

И вот этот день настал. Их разбудило какое-то страшное гудение. Оно всё приближалось и приближалось. Вдруг дверь на балкон открылась, гудение резко прекратилось. Деревянный Метр первым ощутил прикосновение этих рук. Нет, это не были руки старого Мастера, большие, грубые и шершавые, а маленькие и нежные.

Дочь хозяина с мужем недавно переехали в опустевшую квартиру. Постепенно они наводили тут свои порядки, и вот наконец их руки дошли и до балкона. Молодая женщина проворно сунула Метр в карман фартучка. Очевидно, у неё возникла идея относительно участи этого старого отцовского Метра.

Беря в руки ржавый Отвес, крикнула новая хозяйка мужу:

- Иди скорее сюда! Что я нашла!

- Что же интересного ты разыскала в этом хламе?

- Смотри, ты искал подходящую гирьку для часов. Может, этот Отвес подойдёт?

- Ух, ты! И, правда! Удалить ржавчину, и отличная получится гирька. 

Надо сказать, её муж коллекционировал старинные настенные часы и как раз в это время возился с одними такими ходиками. У них на циферблате была нарисована кошачья мордочка и вставлены, ну прямо как живые, кошачьи глазки. Механизм тикал, а кошка забавно глядела по сторонам: вправо-влево, вправо-влево. У часиков потерялась гирька для завода, а без неё кошка равнодушно смотрела в одну точку.

- Чудная находка! Ты у меня молодец!

- Стараюсь.

Она улыбнулась так, что даже Метр в кармашке и Отвес в руке её мужа почувствовали эту улыбку.

- А я решила из старого Метра сделать фоторамку и вставить в неё портрет отца.

- Отлично придумала!

Так они всё и сделали, как задумали. Метр, преображённый до неузнаваемости, начал новую жизнь. Он теперь всегда рядом со своим Мастером, точнее, стал рамочкой для его портрета. На противоположной стене висят часы-ходики, в которых продолжается жизнь старого Отвеса тоже в новом качестве. Перемены в жизни превзошли все его ожидания: он мечтал о новой верёвочке, а сейчас у него не просто верёвочка, а серебряная цепочка. Да и сам он, начищенный до первозданного блеска, сияет от счастья. Ведь он продолжает служить людям, и Мастер Каменщик по-доброму ему улыбается, смотря со стены напротив. Что же ещё нужно для счастья?

Правда, временами гирька опускается на длину цепочки и часы останавливаются... Тогда новый хозяин поднимает её, и часы вновь начинают ход: тик-так, тик-так, а кошкины глаза задорно двигаются: туда-сюда, туда-сюда, вправо-влево, вправо-влево...


petrenko small

Татьяна Веретинская, г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация