Золотая рыбка и треугольник Карпмана

Елена Казанцева

ribka

Русский фольклор - неисчерпаемый кладезь народной мудрости и культурных знаний, от которых мы очень часто отказываемся в угоду технологическому прогрессу и инновационным достижениям. Для психолога культурный фон является наиболее важным, потому что именно он влияет на формирование личности, определяет ее содержание.

Психологический анализ русских сказок позволяет наглядно увидеть, как работают многие психологические механизмы в культурном пространстве и в повседневном опыте людей. Предлагаю сегодня вашему вниманию рассмотрение модели треугольника Стивена Карпмана на примере сказки А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке».

treugolnik

Все, кто попадал в пространство психологического знания, несомненно имеют представление о классической модели треугольника Карпмана, описанного в работе американского психотерапевта Э. Берна «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры». Драматический треугольник включает в себя три основных игрока/ героя драмы или жизни: Спаситель, Преследователь, Жертва. Все три героя нужны друг другу и отдельно существовать не могут. Каждый создает условия для возможной реализации Другого. Так, Преследователь создает условия для реализации жертвы, а жертва для реализации Спасителя, каждый персонаж в этой общей игре вырисовывает свой персональный профиль. В сказке А.С. Пушкина, сюжет которой нам всем знаком с детства, роли участников драматического треугольника очень колоритно прописаны. Преследователь – злобная старуха, то и дело посылающая мужа к рыбке. Жертва – старик («дурачина и простофиля»), безропотно выполняющий волю старухи. И золотая рыбка, которая исполняет роль Спасителя. Казалось бы, по логике вещей Преследователь должен быть всем доволен, Жертва выполняет все требования предъявляемые к ней, но в ответ получает оскорбления и угрозы, терпеливо принимает всё это и опять обращается за помощью к Спасителю. И здесь возникает закономерный вопрос, почему Жертва соглашается с такой позицией? С одной стороны неугомонная старуха, постоянно требуя от рыбки улучшения своего материального и социального положения, качественно улучшает жизнь Жертвы (старик и старуха живут вместе, до момента пока старуха не стала царицей). Жертва понимает, что сама она не способна перспективно видеть и предлагать лучшие варианты в сложившейся ситуации, поэтому позволяет более сильному участнику принимать за неё решения. В этой межличностной системе отношений старуха выступает как более прогрессивный элемент, стремящийся к развитию и самосовершенствованию. Старик – элемент пассивный, неспособный к самостоятельным действиям, управляемый. С другой стороны, обращаясь к Спасителю, Жертва использует механизм манипуляции, который заключаются в умении правильно построить коммуникацию (умение правильно просить) указание на сильное и практически нестерпимое давление со стороны Преследователя и умоляюще-просящее поведение:

-«Чего тебе надобно старче?»

- Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка,

Разбранила меня моя старуха

Не дает старику мне покою …»

В обычной жизни Жертва очень часто реализует себя именно через стратегию манипуляции, не пытаясь измениться лично, и взять ответственность на себя, делегирует Спасителю решение тех проблемных ситуаций, в которых она находится.

В этой игре Спаситель тоже не остается в проигрыше, несмотря на то, что расходует свои ресурсы, он имеет свою вторичную выгоду, которая перекрывает персональные траты – рост самооценки, возможность играть благородную роль и чувствовать свою силу в жизни других людей, наслаждаться их зависимостью от твоего решения.

Такой сценарий повторяется у А.С. Пушкина четыре раза. Каждый раз модель прошения неизменно сохраняется и позволяет получить позитивный результат. Наверное, модель работала бы и в последующих вариантах, если бы не были поставлены под угрозу ключевые ресурсы Спасителя:

«Хочет быть (старуха) владычицей морскою;

Чтобы жить ей в Океяне-море,

Чтобы ты сама ей служила

И была бы у нее на посылках».

В этом требовании заключен мотив проверки личностных границ Спасителя, который не всегда бывает способен их отстаивать.

Представленный анализ был навеян общением с начинающими психологами, которые часто совершают одну из распространенных ошибок всех неофитов, пытаясь в своем профессиональном призвании спасти весь мир вокруг себя. «Психолог не является спасителем, он выступает «профессиональным инструментом», который позволяет простроить или открыть путь клиента к самому себе». Сказка очень наглядно показывает несостоятельность той помощи, которую пытается оказывать «Спаситель» в нашем случае Золотая Рыбка, поскольку проблема носит системный характер и требует пересмотра системы отношений главных героев сказки - Старика и Старухи. Читайте русскую литературу и будет Вам счастье!!!


petrenko small

Елена Казанцева - психолог, НЛП-практик, преподаватель психологии, г. Таганрог

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация