Мироник-Аксенова Оксана Ивановна (часть 2)

mironik1

Уважаемые читатели! Предсталяем вашему вниманию вторую часть интервью с Оксаной Ивановной Мироник-Аксеновой - психотерапевтом в методе Психоорганический анализ (ПОА), членом ОППЛ, СРО, EAP, EAPOA, руководителем ПОА в России, национальным делегатом в EFAPOA, супервизором и преподавателем Международного класса, преподавателем Претренинга в школе ПОА. Россия (Москва, Анапа).

Инна Силенок: Оксана Ивановна, Психоорганический анализ - это осознание бессознательных проявлений в теле. Можно так сказать?

Оксана Мироник-Аксёнова: Можно так сказать, я согласна с этим выражением. В Психоорганическом анализе “первичный импульс” главный инструмент.

Инна Силенок: Хорошо. - Например, я осознала, и что дальше?

Оксана Мироник-Аксёнова: А дальше есть свободный выбор. Можно оставить так как есть,осознавая это, как минимум, управлять таким процессом осознанно. Можно отдать тому, кому принадлежало изначально и было присвоено как собственное, можно не пользоваться вообще, то есть разные пути, разные варианты выбора.

Инна Силенок: Слово «можно это изменить» не присутствует.

Оксана Мироник-Аксёнова: Осознание - уже есть изменение. Этот процесс конечно же  есть. Это то, к чему стремление. Иногда изменить что-то не получается или невозможно, и осознание - есть процесс изменения. А когда есть ресурсы времени, энергии, желания и т.д., конечно можно менять, трансформировать. Есть такой инструмент в ПОА - «работа с образом внутри тела».

Вчера, например, была работа с бессознательным образом. Образ галочки, - птичка как “галочка”. И до этого образа мы речь вели про энергию, как она течёт, перетекает, переливается в мужской фигуре, и мужчина транслировал таким образом быстрые выбросы энергии из тела, а потом нет энергии, опустошение. И когда подсоединяешься, слышишь его материал, что он хочет прояснить или понять в запросе, очевидно, что такая форма выражения энергии ему уже в его нынешнем состоянии не полезна, скажем, или это привычка такая. И он не может как-то перестроиться и понять вообще, увидеть, что есть привычка так жить, привычка так расходовать свою энергию. И когда останавливается человек,делает приостановку, он действительно может с помощью других, например, в групповой работе понять, посмотреть: «Да, точно, я же действительно имею такую модель выражения и действия». Далее  соединяется с опытом своей жизни и осознанно видит картину: “я всегда помогаю, а потом сам без сил”. 

mironik3

И есть инструмент изменить это: “закрыть глаза и представить, например,  образ который олицетворяет эту энергию.  И вдруг выходит эта “галочка”, она действительно острая, действительно такая: полет-взлет-упадок и так далее. Тогда можно предложить: “Что-то хотите с этим образом сделать? Вот на сегодняшний момент, если он вас не устраивает, попробуйте изменить, как художник перерисовать”. И вдруг рождается образ солнца! Солнца, а не чёрной “галочки”.

Инна Силенок: Как человек знает о том, чего он хочет? Мы же часто слышим: “да не знаю, чего хочу. Мне не нравится, что происходит, но чего я хочу, я пока не знаю”. А тело подскажет. То есть тело подсказывает, чего хочешь, подскажет через образ, через ощущения. То есть мы не пытаемся получить лингвистическую формулировку, мы предлагаем соединиться с собой и почувствовать некий импульс. 

Оксана Мироник-Аксёнова: И тут же происходит изменение. Другие видят это. Человек ещё сам может не отследить то, что изменение происходит в считанные секунды, то есть он это поменял внутри, и тело уже подаёт сигнал. Всё изменилось, внутри энергетический объем уже стал другим. Прошло всего несколько минут, и он начинает уже спокойно,расслабленно в теле сидеть, говорить спокойным голосом, сохраняя  энергию, внутри тела качество энергии изменилось. Это все замечают. Он вернулся к себе, он стал себя любить, это солнышко, это же он сам такой. Эта энергия его, уже обновлённая и присвоенная. Вот такая работа с энергией, это невидимые такие моменты. Или, например, одна участница опоздала на начало работы в группе, а в начале было задание, о котором она не слышала, а все записали молча. И в конце работы кто-то спрашивает:”а зачем мы записывали?”

mironik4

Я отвечаю:” Давайте проверим. Прочитайте, пожалуйста, задание.” Все читают вслух и вдруг эта барышня, которая опоздала, говорит очень эмоционально: «Не поверите! - Представляете! - Я же не знала, какое задание было. А внутри, пока я сидела наблюдала, у меня как будто так, что я это задание знала, и я по полочкам всё разложила по этому заданию, на первое задание у меня вот такое пришло, на второе такое...».

То есть для нее было открытие: что она зашла в это поле, в это пространство, не зная на уровне звука, на уровне слов что было в задании. Но она это сделала энергетически бессознательно. В пространстве эта информация висела, и она соединилась с ней, позже её проявив в своих ответах на задание. Для нее и для всей группы тоже это было подтверждением и ответом.

В работе с клиентами, до сих пор и я, и клиенты пишут в тетрадь ручкой свои записи. Кто-то пытается меня свернуть с “пути истинного”, писать в планшетах или в телефонах, но это не работает, потому что важно, чтобы человек писал в тетрадь.

Через этот процесс происходит очень много подключений. Вот например, он пишет первый свой запрос, он выпустил эту модель уже, взял и выпустил.

И это органическая работа, в процессе записывания в тетрадь есть постоянная органическая внутренняя работа, ручка - это как продолжение руки, и он записывает бессознательно выпуская “вещи в теле”.

mironik5

Инна Силенок: Я, например, привыкла печатать, я не могу стихи ручкой писать, только печатать. Я привыкла пальцами всеми. У меня нет продолжения ручки, хотя я двумя руками умею писать. 

Оксана Мироник-Аксёнова: А вот вопрос у меня в связи с этим. А цель какая, для чего или для кого Вы пишете?

Инна Силенок: Чтобы информацию сохранить. Чтобы потом, когда я на это посмотрю, оценить как это, и выложить стихи, и потом сделать сборник, чтобы читали люди.

Оксана Мироник-Аксёнова: Это ключевое - «для людей».  Конечно, реальные дела для людей. Соответственно, печатать, выпускать энергию уже заведомо для людей, через определенные механизмы.

Инна Силенок: Так быстрее.

Оксана Мироник-Аксёнова: А в тетрадь писать?

Инна Силенок: Это для себя. 

Оксана Мироник-Аксёнова: Это такая вот обратка, то есть эта тетрадь как часть человека, и всё что он в ней написал имеет отношение к нему.

А это уже материал для работы в психотерапевтическом пространстве.

Инна Силенок: Как интересно!

Оксана Мироник-Аксёнова: Потому что он вернётся обязательно, мы всегда возвращаемся, и он может пересмотреть свою жизнь через свои записи, это же ему возвращается, он может понять, что он сделал.

Инна Силенок: Я никогда не пишу в тетрадь.

Оксана Мироник-Аксёнова: Вот в этом и есть цель: ”Для кого?”

Инна Силенок: Вообще не пишу в тетради, представляете, я не пишу, в тетради лет так 30.

Оксана Мироник-Аксёнова: Вот для кого вся ваша жизнь.

Инна Силенок: Всё равно для меня, - когда человеку хорошо, я счастлива.

Оксана Мироник-Аксёнова: Конечно, но это продукт. Потому что рукописные творения - это продукт.

Инна Силенок: Ноты, я иногда пишу ноты. Я могу быстро это писать ручкой и бегу. Это я могу для себя, объём работы отдать, чтобы мне их в электронный вид перевели.

Оксана Мироник-Аксёнова: Цель важна. Куда уходит энергия. Важны вопросы: Для чего? Куда? Что мне это даст?

Инна Силенок: Это очень интересно, то что Вы говорите. А скажите, пожалуйста, это для взрослых только, или дети тоже к вам приходят?

Оксана Мироник-Аксёнова: Я с детьми не работаю. Единственное, с кем я могу работать, это с подростками 16-17 лет, сопровождая их в их чувствах и выходе в социум, когда покидают родительский дом.

Инна Силенок: Уже очень половозрелые люди.

mironik6

Оксана Мироник-Аксёнова: Да, я понимаю. Один у меня был клиент, 14-летний парень, взрослый, крепкий парень такой, самодостаточный, но с очень большой зависимостью от мамы. И как только у него начались изменения, как только он начал сепарироваться, мама сразу почувствовала это, его “схватила и вырвала без завершения из терапии”, хотя первоначально с этим запросом и пришли.

Инна Силенок: Вы по образованию психолог.  Вы говорите, что Вы ещё и преподавали танцы. Это больше Вам дает прочувствовать метод  потому что там пластика имеет место быть, сцена движения, динамика?

Оксана Мироник-Аксёнова: Так получилось что из профессии художника-модельера прически и макияжа, танцы оказались таким переходным мостом к профессии психотерапевта. И танцы - это передавать умение принимать себя, любить свое тело, чтобы тело было подвижным. Это такой ресурс был когда я в параллели училась.А попала опять же с подружками в  направление восточного танца. И в общем, осталась там до преподавателя, до судьи на танцевальных конкурсах. А когда уже моя энергия перетекла в русло психотерапии, я, естественно, все прежние профессии закрыла. Но логично, естественно, без сожаления. То есть сделала такой экологичный переход и выход. И энергия уже в полной мере направилась на деятельность в рамках психотерапии. Так случилось, в параллельных процессах училась в московском вузе и во французской школе психоорганического анализа. 

Инна Силенок: Это очень интересно, это круто конечно. А вы пробовали еще какие то методы?

Оксана Мироник-Аксёнова: Я закончила первую ступень символдрамы, она меня тоже очень привлекает, иногда я использую инструменты, через рисунок, потому что есть некоторые созвучные, но расшифровка, взгляд несколько другой. Мне это очень нравится.  Юнгианский анализ - это личный опыт, я очень люблю этот метод, проходила в групповом процессе.  Еще касалась инструментов Психодрамы, принимала такой опыт.

Инна Силенок: Как интересно! Посмотрите на лингвистику всего, что Вы перечислили. Символдрама, психодрама, юнгианский анализ, вы занимаетесь психоорганическим анализом параллельно. То есть эта тема драмы, тема анализа, тема символики, тема психики. Как раз это все, видимо, соединилось. То есть Вы как будто добирали что-то еще. Просто, чтобы сложился как некий пазл и добавляли, чтобы появилась целостность, я правильно понимаю?

Оксана Мироник-Аксёнова: Эмоционально образная терапия созвучна очень психоорганическому анализу. Возможно, мое любопытство, такое природное любопытство” засунуть свой нос туда, куда можно бы и не совать”. Я очень много жизненного опыта, наверное, процентов 70  получила,  взяла от жизни только за компанию, или следуя интересу. Всегда с детства было интересно познать,что же чувствуют люди в тех или иных ситуациях, в тех или иных процессах, природу их действия или бездействия. Ну это ещё до психоорганического анализа, до психологии. Просто моя жизнь складывалась так, что мне было всегда очень любопытно узнать про глубинные процессы людей. Вот, например, такой опыт: исследовала что происходит на уровне ощущений, когда курят. Когда в техникуме училась, я была в сборной техникума по легкой атлетике, и мне было крайне интересно понять процесс с курением, в то время в общежитии почти все студенты курили. У нас было общежитие коридорного типа. И я приняла для себя такое решение. Лучше самой курить, чем дышать. Но опять же этот выбор курить я не просто так сделала, а с “научной точки зрения”. Я наблюдала за какой период мои легкие, мой организм наполнятся уже никотином, и какой период требуется для того, чтобы очиститься.  Для периода очищения - я тогда уже поняла, - требуется очень длительный, гораздо дольше срок, чем тот, что наполняет очень быстро. Я взяла этот опыт для работы с телом. Бывают очень сложные погружения в глубину личности. И иногда клиенты, например, проходят два слоя по спирали, а там ещё три. А для них это уже лихо, и они уже так много работы сделали, и когда они попадают в третий слой похожей ситуации, она уже сужается, ощущения меняются, но они этого не замечают, потому что для них картинка одна, и они начинают, говорить: ”Ну что же это такое, вообще ничего не работает, ничего не понятно, мы же это уже проработали, уже и второй раз проработали и опять.....” И важно, что мои знания, мой опыт помогают мне быть устойчивой, уверенной, что всё идет как надо, и передавать эту уверенность и веру клиентам, да и другим людям в обычной жизни.

Инна Силенок: Скажите, Вы обучаете кого-то этому методу или Вы именно работаете чисто как психотерапевт?

Оксана Мироник-Аксёнова: Был у меня опыт до пандемии. Я вела претренинговый курс от школы психоорганического анализа, от французской школы. И дальше дело не пошло.

Инна Силенок: Система готовилась к тому, чтобы замереть.

mironik7

Оксана Мироник-Аксёнова: Абсолютно верно. Система давала уже энергию смерти в преддверии. И ровно в феврале завершилась последняя сессия, на которой все расстались и расставили всё по своим местам. Так всё произошло очень шустро и быстро, как и, в принципе, моя жизнь до пандемии. Она была стремительная, интересная и насыщенная богатым опытом в разных её слоях и проявлениях. Не побоюсь этого слова, считаю своим последователем, Васильеву Юлию Александровну, она очень талантливая оказалась, способная, конечно же, прошла личную терапию у меня. Она владеет некоторыми инструментами Психоорганического анализа и, думаю, что отлично их применяет в своей работе с клиентами, закончила первый базовый предтренинговый год. А в период пандемии была перенаправлена мной к прекрасному профессионалу своего дела Ермошину Андрею Фёдоровичу на обучение. И она благополучно обучилась у него ещё  и методу Психокатализ. Мне очень импонирует данный метод и его основатель.

Инна Силенок: Мне тоже психокатализ нравится, - очень хороший метод, тоже есть что-то созвучное. Вот эти состояния, перетекают из знаний в навыки, в каком месте я это почувствовал, какой формы. То есть там много чего присутствует.

Оксана Мироник-Аксёнова: Я её туда сопроводила. Дала вектор, она закончила, вот сейчас уже второй год практикует.Чем разнообразнее инструменты, тем интереснее работать.

Инна Силенок: Вы практик. То есть это то, что делаете Вы, и это то, что Вам интересно. Сколько часов в день Вы работаете?

Оксана Мироник-Аксёнова: А сейчас я в жизненном  моменте бережного к себе отношения. В неделю 8-10 клиентов,  это достаточно для меня. Больше - тяжело. Нашла по своему ощущению ту золотую середину баланса, когда я нормально себя чувствую, хорошо. Есть выходные, есть рабочее пространство, есть максимально загруженный день, и это уже как-то отработано, отлажено в моем ощущении, распределено энергетически. Если раньше я могла, например, взять с онкозаболеванием клиента, то сейчас я уже не возьму его, потому что слишком ресурсозатратная для меня будет работа с таким человеком, потому что у меня есть своя философия, взгляд на эти все процессы, опираясь на опыт близких и разных других людей, свой взгляд опять же с позиции психоорганического анализа тоже. 

Через некоторое время мы предложим вашему вниманию третью часть интервью с Оксаной Ивановной Мироник-Аксеновой. 


Интервью взяла Инна Силенок

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация