Мамы и бабушки. О нежности и строгости

Инна Силенок

mami babushki

Антонина Николаевна смотрела на дочь как «удав на кролика». Во всяком случае, именно так ощущала себя Ольга, когда мать высказывала ей, что она неправильно воспитывает Наташеньку. И четырехлетняя Наташенька, чувствуя мамину слабость, именно в присутствии бабушки начинала общаться с мамой «панибратски», вызывающе, излишне развязно, как казалось Ольге. Ольга реагировала на поведение дочки чересчур бурно. Она краснела, сначала терялась, потом начинала неловко защищаться, крича на Наташу, наказывая её.

Из-за какой-нибудь шалости, допущенной Наташенькой в присутствии бабушки Антонины Николаевны, Ольга могла отшлепать дочку, отнять у неё игрушку, обозвать жёстким, бранным словом. Реакцию мамы на поведение дочери адекватной назвать было никак нельзя. Антонина Николаевна при этом благодушно говорила: «Девочки, не ссорьтесь!» Эта фраза как огнем обжигала Ольгу. В такие моменты она ненавидела свою мать, хотела сбежать куда-то вместе с дочкой, пока «бабушка её совсем не испортила». Конечно, женщина боялась не того, что бабушка «испортит» внучку. Её смущало то, что для её матери они с дочкой как бы на равных. Ольга считала, что мама подрывает её авторитет у Наташеньки, что девочка никогда не будет её уважать и слушаться. Фразу «Девочки не ссорьтесь!» женщина воспринимала как проявление неуважения к ней матери, как оскорбление, издевательство, унижение. Получалось, что её мать не признает в ней взрослого человека. И она как ребенок начинала свою «взрослость» доказывать, в результате чего проявляла именно детское поведение (крик, брань, топанье ногами, шлепки). Бабушка проявляла позицию «сверху» по отношению к дочери. Для неё дочь и внучка были как бы «её дети». При этом внучка была младшей, ещё маленькой, поэтому к её шалостям можно было относиться с улыбкой. А дочь была старшей и «излишне проявляла свой норов», поэтому хотелось её осадить. Конечно, если бы Ольга была уверенной в правильности собственных действий, она бы намного легче реагировала на попустительство бабушки по отношению к Наташеньке и на её высказывания в свой адрес. Но уверенности в своих действиях Ольга не чувствовала. Когда-то её мама Антонина Николаевна поступала с ней так же, как она теперь с дочкой. Тогда Ольга обижалась на мать и клялась себе, что когда у неё самой будут дети, она будет их понимать, и никогда не будет наказывать. Теперь она сомневалась, правильно ли понимает свою дочь, приписывала её поступкам более серьёзный негативный смысл, чем этого требовала ситуация. Ольга не знала, как правильно поступать, и поступала либо импульсивно, действуя из страха не справиться с дочерью, либо «обдуманно», используя родительские поведенческие модели, так знакомые ей с детства, и так ненавидимые ею, когда она сама была ребенком.  

На семинаре я предлагаю родителям изменить поведенческие стереотипы, которые они невольно унаследовали у своих родителей. Когда мы были детьми, мы, как и Ольга нередко, обижаясь на взрослых, обещали сами себе, что когда вырастем, никогда не будем относиться  к своим детям так, как к нам относились наши родители. Мы были уверены, что будем понимать своих детей, прислушиваться к их мнению, безусловно верить им.

Что же происходит, когда мы вдруг начинаем поступать со своими детьми также как наши мамы и папы с нами? Мы забыли свое детство? Не помним, что волновало нас, когда мы были маленькими? – Помним, конечно. И все же поступаем «как взрослые». Почему? - Потому, что нами движет страх. Мы боимся, что наши дети вырастут «какими-то не такими». Дети быстро развиваются. В мире вокруг происходит столько всего пугающего. Интернет и социальные сети пестреют ужасающими цифрами и фактами о наркомании, СПИДе, детской преступности, похищении детей, и многом другом, тоже очень страшном для родителей. Мы не знаем, как застраховать себя и своих детей от неприятностей, и нам в голову не приходит ничего лучшего, чем постоянно контролировать детей, проверять их, то есть демонстрировать им свое недоверие. А ведь когда-то нас так обижало недоверие наших родителей.

Постоянный контроль приводит к обострению отношений. Дети сейчас более смело, чем мы когда-то, говорят о своих чувствах, протестуют, высказывают свое мнение. Мы ещё больше пугаемся, понимаем, что делаем что-то не так, ищем ответы на вопросы: «Как правильно?». Советуемся со своими родителями, или просто поступаем со своими детьми так, как когда-то их дедушки и бабушки с нами. Мы наказываем детей «из благих побуждений», а потом чувствуем вину. Мы успокаиваем себя тем, что с нами поступали так же наши родители, «и ведь ничего, мы выросли, с нами всё нормально». Значит, «всё нормально» будет и с нашими детьми.

Можно ли считать, что с нами «всё нормально», если мы до сих пор помним детские обиды, и при воспоминаниях о них у нас на глазах выступают слезы, к горлу подкатывает ком, и по-прежнему хочется высказать им «всё». Кто-то из нас менее чувствительный говорит: «Они поступали, как могли, я тоже теперь так поступаю». Я спрашиваю в таких случаях: «Как часто вы общаетесь со своими родителями?» Ответы бывают разные. Кто-то говорит, что звонит один раз в месяц, кто-то говорит, что по праздникам. Я слышала высказывания, что мать сама регулярно звонит, спрашивает, как дела. Для кого-то регулярные звонки матери – это серьёзный стресс. Мать звонит взрослой дочери, чтобы получить тепло, любовь, чувство собственной значимости, но не чувствуя этого от дочери в первые же минуты разговора начинает жаловаться и упрекать. В результате взрослая дочь думает во время разговора только о том, как бы повежливее прервать разговор, а к концу общения остаётся совсем без сил, ощущая себя «выжатым лимоном».  Кто-то говорит, что высылает родителям деньги.

mami babushki2

В общем, общение с родителями у взрослых детей происходит каким-то образом, только не чувствуется тепла в этом общении. Здесь в основном ответственность, чувство долга, иногда привычка поддерживать взаимодействие из-за внуков, соблюдение неких правил. Иногда, когда родители уже совсем старенькие и слабые, появляется жалость, желание помочь, - не потому что «должен», а потому что «это мама или папа».

Когда мы выбираем модель взаимоотношений со своим ребенком, важно осознавать, к чему, к каким результатам эта модель приведет. Если вы хотите, чтобы отношения у вас с вашими детьми были такие же, как и у ваших родителей с вами, то вам подходит поведенческая модель ваших родителей. Если вас в отношениях с вашими родителями что-то не устраивает, то необходимо выбрать другую модель. А вот какую?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, что именно не устраивает вас сейчас в отношениях с вашими родителями. Чего вам не хватало в отношении к вам родителей, когда вы были еще детьми? Обычно, задавая этот вопрос на семинаре, я получала следующие ответы:

  • понимания
  • доверия
  • уважения
  • постоянного ощущения, что меня любят
  • безоценочного принятия (это уже взрослая формулировка «продвинутых» родителей)
  • более легкого отношения к мелочам
  • общения на равных
  • принятия моей точки зрения

После составления вышеуказанного списка, я спрашиваю: «Получают ли ваши дети это от вас?». Кто-то говорит, что не достаточно. «Не хватает времени, всё время какие-то заботы. Тут бы одеть, накормить, проверить уроки. А ведь ещё и деньги надо зарабатывать, и проблем бытовых куча…» Кто-то отвечает, что старается «всё так и делать, но вот моя мама…». И дальше, как правило, родители жалуются на своих родителей, которые либо «портят их детей», либо регулярно высказывают своим взрослым детям, что они их внуков воспитывают не правильно. И в такие моменты взрослые люди, родители со стажем, снова оказываются в роли «нашкодившего» ребенка, которого отчитывают за шалости, или «двоечника, который никак не может решить задачу по математике».

Родители пытаются своим родителям доказать собственную правоту, но роли расписаны были давно, и, вступая во взаимодействие, обе стороны придерживаются многолетнего сценария: один отчитывает – другой оправдывается, или один высказывает претензии – другой терпеливо молчит, или один упрекает, а другой, чтобы хоть как-то справиться с ситуацией, излишне бурно реагирует (чтобы «не повадно было»), - а при этом всё равно внутри что-то скребется, покоя и уверенности нет.

Что же делать в ситуации, когда бабушки или дедушки в присутствии внуков высказывают их родителям, что они не правильно воспитывают своих детей? Самое главное в этой ситуации – это сохранять состояние. Если вам удалось в такой ситуации сохранить спокойствие – это уже победа, потому что из состояния обиды, возмущения, гнева или апатии действовать конструктивно не возможно. Чтобы научиться держать состояние в такой ситуации, нужно, во – первых, понимать, что родителями вашими движет некое позитивное намерение. Они хотят, чтобы их внуки выросли здоровыми, счастливыми и хорошо воспитанными, а ещё хотят в очередной раз напомнить вам, чтобы вы их любили и уважали как родителей. Если осознания их позитивного намерения для состояния спокойствия вам не достаточно, то, во - вторых, можно самостоятельно сделатьтехнику НЛП. Технику, описание к ней и примеры её применения читайте через неделю в рубрике «Лесенка, Родителям»


demishonkova small

Инна Силенок - главный редактор, психолог, президент МОО РПП, член Союза писателей России, психотерапевт Европейского и Всемирного реестров, Мастер-тренер НЛП, эриксонианский гипнотерапевт, г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация