Пусть мне будет хуже всех

Инна Силенок

lesenka1

В предыдущих статьях я писала о способах, которые дети используют для «заслуживания» любви. Все описанные ранее способы объединяет то, что  дети стараются стать «достойными любви», то есть быть или казаться лучше, чем раньше, когда родительской любви стало недостаточно. Бывают случаи, когда ребенок не верит, что может быть «достаточно хорошим», для того чтобы родители его любили. При нехватке любви дети неразрывно связывают её с вниманием. «Меня любят только в те моменты, когда замечают, уделяют внимание».

И те дети, которые бессознательно считают, что хорошими качествами и поступками достаточно внимания получить всё равно не смогут, начинают привлекать к себе внимание родителей, сверстников и учителей парадоксальными способами, такими как:

- Начинают часто болеть, травмироваться;

- Делают вид, что хуже, чем есть на самом деле;

- Грубят;

- Прекращают общение;

- Устраивают сцены ревности, и т.д.

Пусть мне будет хуже всех

Дочка моей знакомой Светланы – талантливая хрупкая девочка Аля,- за прошлый год дважды ломала ногу. Ситуации, при которых это с ней произошло, обычно называют «на ровном месте». В результате девочка не могла ходить в школу, очень переживала, что отстанет от класса, что у неё будут плохие оценки. Одноклассники говорили ей: «Вот повезло! Можешь теперь в школу не ходить больше месяца!». Звучит кощунственно, но это то, что называют «устами младенца…» Сознательно Аля, конечно, не хотела этой ситуации, а какие бессознательные процессы вызвали такую травматичность, разобраться не так просто. То, что происходит дома у Али, выглядит даже красиво. Интеллигентная семья, очень заботливые родители девочку во всем поддерживают. Каждый в семье занимается творчеством, Аля учится в художественной школе. Общаясь с Алей, я думала о том, как в ней сочетаются талантливость с полной неуверенностью в себе и нерешительностью. Откуда такая неуверенность у красивой девочки с прекрасным голосом, умеющей рисовать? Когда проблемы проявляются у детей, начинать работать надо с родителями, и в первую очередь с мамой.  Светлана рассказывала мне о дочери, а у меня сжималось сердце. В каждой фразе звучало: «Она не может…, она не умеет…, у неё не хватит сил…, она не справляется…, преподаватель сказал, что у неё красивый голос, и она хорошо поёт, - кто бы мог подумать…,  она опять проиграла в соревновании, и т.д.». Я слушала Светлану и думала о том, откуда может взяться уверенность у тринадцатилетней девочки, если мама в неё настолько не верит.

Вспомните ситуации, когда вы с чем-то не справлялись. Что вы сами себе о себе говорили? А теперь послушайте, чей это голос звучал в вас?

Ко мне на консультацию приходят взрослые люди в сложные периоды своей жизни. Когда они говорят о себе, то в их словах звучит неуверенность, они находятся в состоянии слабого беззащитного ребенка. Я повторяю слова, которые они говорили о себе, и спрашиваю: «Кто Вам это раньше говорил?». Обычно они некоторое время молчат, а потом отвечают: «Мама, когда я ещё учился в школе» или «Когда-то давно, отец. До сих пор помню его голос, когда он это говорит».

Почему мы так надежно усваиваем мнение родителей о нас, и оно преследует нас многие годы, лишая сил, в то время как мы давно уже выросли, научились решать сложные задачи, и наши же родители теперь нами гордятся!?

Есть люди, мнение которых бесконечно важно для нас, особенно если это мнение о нас самих. Обычно это люди, которых мы любим. Или уважаем. Или стремимся быть похожими на них, сознательно или неосознанно,- их называют референтными лицами. Сейчас мы взрослые, и много знаем о себе. А когда мы были маленькими детьми, то собственное мнение о себе у нас еще не сформировалось, и мы невольно присваивали взгляд на нас родителей, учителей, друзей, то есть тех, кто был для нас тогда референтным лицом. И это первое, самое важное тогда мнение надежно «впечаталось» в систему наших представлений о себе, и каждый раз, когда мы становимся беззащитными как дети перед сложной жизненной ситуацией, дает о себе знать, замещая наше взрослое представление о себе как о человеке уверенном, сильном, мудром. Сейчас, когда мы взрослые, мы при желании можем при помощи психолога выбрать «взрослую» реакцию на те ситуации, которые раньше обезоруживали нас…

Одной из отличительных черт Али, по словам Светланы, было то, что она «не могла  за себя постоять». То есть учителя и одноклассники могли сказать ей что угодно, она не стала бы возражать, спорить, возмущаться, она «проглатывала» обиду и замыкалась в себе. Ситуаций, где необходимо было предпринимать активные действия, Аля просто избегала. Я спросила Алю по поводу её частых болезней, в связи с которыми она пропускала школу, я пыталась выяснить, какие события школьной жизни происходили в то время. Оказалось, что Алины вынужденные пропуски совпадали то с дежурством её класса по школе (Аля была ответственной за дежурство по школе, и ребята её не слушались, не желали оставаться после уроков и убирать в коридоре), то со спортивной эстафетой, во время которой Аля чувствовала себя никчемной, то с контрольной по алгебре. Обычно у родителей в таких случаях возникают мысли о симуляции своих детей. Конечно, бывают и такие случаи, но некоторые дети настолько остро переживают собственную несостоятельность, не осознавая этого, что реально заболевают. И если эта несостоятельность приобретает постоянный характер, то  заболевания переходят в хроническую форму.  У Али оказалось неблагоприятное для здоровья сочетание высокой ответственности с неуверенностью в себе и низкой самооценкой. Когда неразрешенные ситуации, требующие активных действий, накопились, на смену частым простудам у Али стали возникать травмы, которые месяцами не позволяли ей выходить из дому.

lesenka2

Одна из моих клиенток несколько лет назад перевела своего  восьмилетнего сына в другую школу, так как школу, где он учился, собирались расформировать, и она решила не ждать, когда завершится эта нестабильная ситуация. Через некоторое время она поняла, что поторопилась. Ребенок так скучал по своему старому классу, что начал болеть бронхитами. Он по нескольку недель пропускал учебу и всё просил сводить его в старый класс повидаться с ребятами. Кроме этого, частые болезни позволяли ему пропускать музыкальную школу, а музыкой мальчик заниматься не хотел. Его мама считала, что нежелание сидеть по два часа за пианино явление для восьмилетнего малыша обычное, и что со временем он перерастет и привыкнет, тем более что у него абсолютный слух. Бронхиты становились все более частыми и долгими. Наконец мама догадалась спросить у ребенка, что ему в его жизни не нравится. Мальчик, оказывается, осознавал, что происходит, и ответил, что ему не нравится новая школа, и что он хочет бросить музыкальную школу. Мама пришла ко мне на консультацию. В НЛП не принято давать советы, и я просто задавала ей обычные в таких случаях вопросы:

- Чего она хочет в сложившейся ситуации для себя;

- Что ценного для неё в том, что её сын занимается музыкой;

- Что произойдет, если он будет музыкой и дальше заниматься;

- Что произойдет, если мальчик перестанет заниматься музыкой;

- Что произошло с классом, в котором малыш раньше учился;

- Что она может сделать для того, чтобы её сын выздоровел;

Отвечая мне, а иногда себе самой на задаваемые вопросы,  женщина решила предоставить выбор своему восьмилетнему сыну. Мальчик попросил вернуться в старый класс и бросить музыкальную школу. Мама нашла компромиссное решение: она вернула ребенка в старый коллектив, а в музыкальной школе взяла академический отпуск по болезни мальчика. Со стороны матери это был настоящий подвиг. Как показывает практика, родители редко признают, что приняли поспешное решение, и ещё реже отменяют свои решения, когда это касается таких серьёзных вопросов, как смена школы. И тем более редко они спрашивают у своих детей, чего они хотят.

Дети болеют по разным причинам. Иногда из-за неуверенности в себе,  иногда, когда что-то очень сильно не хотят делать. Тогда болезнь - это способ избегания чего-то неприятного. Бывают случаи, когда дети неосознанно выбирают заболевание как наказание себе самим. Бывает так, что болезнь – это единственный способ привлечь к себе внимание родителей, получить их заботу. Часто болезнь – это единственная возможность отдохнуть, когда другим способом отдых себе позволить не можешь. Узнаете себя или своих знакомых? Конечно, взрослые болеют по тем же причинам, что и дети, но им легче решить свои проблемы более «экологичными» способами, чем болезнь. Мы уже можем принимать решения самостоятельно, никого не спрашивая, а дети зависят от нас и от учителей в школе.

Моя клиентка Оксана как-то рассказала мне о ситуации, когда ее ребенок специально пил ледяную воду из крана, чтобы заболеть. Когда она это увидела, и спросила его, что он делает, то мальчик расплакался и прокричал: «Пусть мне будет хуже! Я всё равно такой никому не нужен!». Оказалось, что у ребенка конфликт с одноклассниками. Они дразнили его из-за низкого роста и полноты, и мальчик очень переживал, и вообще не хотел идти в школу. Тема буллинга сейчас очень часто возникает в школах. Травле подвергаются разные дети. Без помощи родителей справиться с этой проблемой ребенок вряд ли сможет.

Что родители могут сделать, чтобы помочь детям научиться справляться с ситуациями, которые их раньше так сильно огорчали, что они заболевали? Прежде всего, нужно говорить с детьми о том, что им нравится, а что не нравится, что они хотят и чего не хотят делать. Кто-то сейчас, наверное, подумал: «Да если им дать волю, они бросят школу и будут целый день гулять и есть одни конфеты!». Но это не так.  Когда ребенок проговаривает свои чувства, свое отношение к чему-то, это уже решает часть проблемы. Дети часто переживают из-за того, что думают, что проблема, которая их беспокоит, есть только у них, что они какие-то не такие, что если кто-то узнает о том, что их мучает, то они будут отвергнуты родителями, сверстниками, учителями. Этот страх «инаковости», «отвергнутости»  мешает им жить и учиться, лишает сил, делает замкнутыми, провоцирует частые болезни. Если научить ребенка говорить родителям о том, что его мучает, и рассказать о том, что вы переживали нечто подобное в его возрасте (а обычно так и бывает), то часть страхов отпадет сама собой. Ребенок станет более раскованным и успешным, перестанет сторониться сверстников, больше энергии сможет вкладывать в свои увлечения.

Иногда разговорить ребенка – непростая задача, особенно если у него замкнутый характер, или если именно сейчас его что-то очень сильно тревожит. Родителям придется проявить незаурядную гибкость, и первыми пойти на откровенность, рассказав о том, что их волнует сейчас. Тему для начала разговора лучше выбрать нейтральную для ребенка. Когда контакт налажен, можно рассказать о том, что беспокоило вас в его возрасте, и предложить ему поделиться его переживаниями. Возможно, если у вас раньше не было доверительных отношений, ребенок с первого разговора на контакт не пойдет. Тогда можно ввести ежедневную традицию общения с ним один на один, например, за чашкой чая, и через некоторое время ребенок начнет рассказывать вам о своих проблемах. Это произойдет только в том случае, если вы будете искренними со своими детьми. Дети мгновенно чувствуют фальшь, и еще больше закрываются и отстраняются.

В некоторых случаях ребенку достаточно проговорить свои проблемы, и ему становится легче, он начинает понимать, что некоторые проблемы надуманные, и из-за них не стоит переживать. Например, это в случаях, когда ребенок переживает из-за своей внешности, а с внешностью у него все в порядке. Такие ситуации часто возникают в подростковом возрасте и у девочек и у мальчиков. Иногда ребенок думает, что к нему плохо относятся одноклассники, но это не подкрепляется конкретными действиями, просто они на него «не так смотрят». В таких случаях можно предложить ребенку сменить имидж, сходить в салон красоты, посоветоваться со специалистами, купить какую-нибудь модную одежду и аксессуар. Нам иногда бывает не просто понять современную молодежную моду. Здесь родителям придется опять проявить незаурядную гибкость, посмотреть, во что одеваются сверстники вашего ребенка, признать их право на выбор одежды. Согласитесь, что это лучше, чем пропуски школы, частые простуды и сгорбленные спины наших детей. Когда ребенок выглядит так, как принято в его среде, ему намного легче подойти к «высокомерным», как ему кажется одноклассникам, встречают-то по одежке.

 Расскажите своему ребенку о ситуации, когда вам казалось, что к вам плохо относятся, а это не подтвердилось, такие ситуации бывают у каждого человека. Мы часто берем на свой счет то, что люди проявляются как-то необычно, выглядят угрюмыми, отводят глаза. Конечно, это может быть связано и с нами, может, у нас возникло какое-то непонимание, может мы невольно обидели человека и не заметили. Но часто бывает так, что у человека какие-то свои проблемы, неприятности дома, что-то беспокоит или болит. Подойдите к нему, поговорите, он поймет, что вы о нем беспокоитесь, что вам не безразлично его состояние, и, возможно приятельские отношения перерастут в дружбу. Как минимум вы перестанете тревожиться по поводу взаимоотношений с ним. Научите этому своих детей, объясните им, что общительный человек в жизни часто успешнее замкнутого.

Бывают ситуации, которые требуют немедленного вмешательства родителей, когда ребенку нужна срочная помощь и защита. Если вы узнали, что у ребенка серьёзные проблемы, с которыми он не может справиться, предложите ему помощь, уговорите принять ее и начинайте действовать. Важно, чтобы ребенок знал, что при взаимодействии с окружающим миром родители всегда на его стороне. Даже если он в чём-то не прав, вы его защитите перед другими людьми, если он попросил вашу помощь. Он должен знать, что дома у него крепкий тыл, тогда не будет наркотиков, убеганий из дома. А о том, что вам не нравится поступок ребенка, нужно с ним поговорить один на один, объяснить свою позицию, спросить, что он чувствовал, когда выбирал поведение, которое привело к неприятностям, что он думает и чувствует теперь, что может сделать, чтобы исправить ситуацию.

Если ребёнок часто болеет, подумайте о том, какой возможности он лишится, если перестанет болеть. Это не всегда возможность пропустить школу. Это может быть связано с отношениями со сверстниками или с возможностью побыть одному, пока родители на работе. Если у ребенка нет своей комнаты, то потребность в уединении часто удовлетворяется за счет болезни. Подумайте, что ценного приобретает ваш ребёнок, заболевая. Если вам приходится брать больничный, чтобы сидеть с ним, то возможно таким способом он удовлетворяет потребность в вашей заботе. Поговорите с ребёнком, подумайте в месте с ним, как вы можете ему помочь другим более приемлемым способом получить то, чего ему не хватает, и что он берет во время болезни. Если ребёнок сам предложит способ, как он может получить желаемое, оставаясь здоровым, у него больше шансов перестать болеть и начать жить полной жизнью. Поговорите с ним о том, чего он лишается важного и приятного, когда болеет. Мягко направьте его к мысли о том, что когда он дома, интересная жизнь проходит мимо него. Пусть у него у самого возникнет желание закаляться, заниматься спортом, поддержите его, если он попросит, начните заниматься спортом вместе с ним. Планируйте вместе интересные события, к которым он будет стремиться, готовиться, и стараться оставаться здоровым. Поощряйте даже маленькие успехи вашего ребенка.

К сожалению, иногда часто болеющий ребенок привыкает к болезням и находит в них «вкус». Болезнь становится образом жизни. Чаще это происходит с уже большими детьми, причем у них может не быть значительных врожденных патологий, или настолько серьёзных хронических заболеваний, что это действительно реально может препятствовать работе или учебе. Болезнь становится поводом для замещения решений, действий и событий, свойственных данному возрасту ребенка или взрослого человека, походами по больницам и клиникам, разговорами о болезнях и лекарствах, возможностью отказаться от действий, требующих усилий. Через свою болезненность такие люди удовлетворяют потребность быть исключительными, они наполняют свою жизнь событиями, для них это возможность «выделиться», отличаться от окружающих. Они не осознают собственного убеждения, что ничем другим, кроме своих болезней не могут быть интересными. При этом у них может быть масса замечательных способностей, но отсутствие веры в себя, вытесненное в бессознательное или даже осознаваемое, чувство собственной никчемности не позволяют им заняться по-настоящему полезными делами, развить и применить свои способности.

Бывают ситуации, когда матери или обоим родителям, или бабушкам, в общем, кому-то из взрослых выгодно, чтобы ребёнок болел. Необходимость водить его по поликлиникам, брать больничные листы по уходу за ребёнком, доставать редкие лекарства, позволяют кому-то из взрослых чувствовать себя значимым и управлять остальными членами семьи. Здесь на лицо так называемые «гомеостатические отношения» (П. Ф. Силенок), - работают законы системы, и создать условия для выздоровления ребенка в такой семье достаточно сложно.

lesenka3

Примером подобного гомеостазиса является история:

Ко мне обратились Федор и Александра, - родители тринадцатилетнего мальчика Егора с довольно – таки обычной для родителей просьбой: «Сделайте с ним что-нибудь!». Родители просили взять их сына в детский психологический лагерь, говорили, что он их не уважает, что не хочет с ними общаться, что мальчик замкнут в себе. Александра жаловалась, что Егор не общается с младшей сестрой, что вообще не хочет её признавать. Я согласилась взять его в детский лагерь и предложила родителям, пока их ребенок будет в лагере, пройти программу для родителей.

Проблемы начались сразу. Обычно мы вывозим детей всех вместе автобусом, чтобы они по дороге познакомились и подружились. Мы сразу предупреждаем родителей о том, чтобы они забрали у детей мобильные телефоны, потому что в лагере они будут учиться принимать самостоятельные решения. Кроме того, в мобильниках есть компьютерные игры, в которые дети привыкли играть в те моменты, когда их что-то тревожит, и они с чем-то не справляются. Они переключаются на игру, отвлекаются от проблем, оставляя их нерешенными. Забирая детей в психологический лагерь, мы берем на себя за них ответственность, мы им помогаем, и для нас важно, чтобы родители при этом были нашими союзниками и нам доверяли.

Для многих родителей задача перестать контролировать своего ребёнка хотя бы на время, пока он находится с психологами, которые работают с ним непосредственно, является трудной, почти непосильной. Федор и Александра здесь превзошли все наши представления о родительском гипер - контроле. Федор сказал, что Егор «боится ехать с детьми в автобусе, потому что автобус может разбиться»(!), что у него «как раз случайно возникла именно в тот день, когда мы везём детей в лагерь командировка», и что он отвезёт мальчика сам прямо на место. Обычно я жёстко требую выполнения правил в лагере, потому что это важно для достижения результатов у детей, но в этом случае было понятно, что на автобусе со всеми мальчика просто не отпустят.

Мне вдруг стало так жалко Егора, которого родители считали совсем беспомощным (они много ещё всего о сыне наговорили), что разрешила Федору привезти его прямо в лагерь, надеясь, что родители, увидев хороший пансионат и грамотных психологов, занимающихся с ребятами, успокоятся и оставят ребенка в покое, хотя бы на время. Но не тут то было. Федор привез Егора в лагерь. Понимая, что как бы родители нам не доверяли, они всё равно беспокоятся о своих детях, мы раз в два дня обзваниваем всех родителей и рассказываем, что с их детьми все в порядке. Кому-то важно, что они едят, кто-то спрашивает, купались ли они в море, кто-то переживает, подружился ли его ребенок с другими детьми. Я как мама  их прекрасно понимаю, раз в два дня созваниваюсь с психологами в лагере и сообщаю информацию родителям. Федору с Александрой этого оказалось не достаточно. Пройти родительский курс они не нашли время.

Зато через пять дней после начала лагеря мне позвонила Александра и стала кричать, что её ребенок «страшно болен», что у него «чуть ли не вирусная инфекция». Александра утверждала, что Егор никогда не скажет, что ему плохо, что «бедному мальчику нужны лекарства», а мы этого даже не заметили. Я спрашивала Александру, с чего она взяла, что Егор заболел. Женщина ответила, что «у неё есть информация, и не важно, как она её получила». После долгих уговоров Александра сказала, что говорила с сыном по телефону. Я позвонила психологам, они очень удивились, сказали, что Егор здоров, что вчера немножко «чесал нос», но был бодрым, веселым, активно участвовал в тренинге и ни на что не жаловался. Психологи пришли к Егору и спросили у него, что произошло.

Оказалось, что родители отпустили его в лагерь при условии, что он возьмет с собой мобильный телефон, и они всегда смогут с ним связаться. Мама позвонила мальчику в пол - восьмого утра, и он спросонья говорил с ней «в нос» и был немного охрипшим. Мама стала требовать, чтобы он признался, что заболел. И Егор «признался». После разговора с психологами Егор решил позвонить маме, чтобы она не волновалась, что с ним все в порядке. Каково же было наше удивление, когда через три с половиной часа (именно столько нужно, чтобы доехать от Краснодара до лагеря) примчались родители Егора и забрали его из лагеря, потому что «мальчик серьёзно болен, у него герпес и аллергия, у него может обостриться хронический насморк, и тогда все каникулы насмарку».

Александра говорила мне, что я не понимаю, что у них очень болезненный ребенок, что он будет ходить и мучаться и не попросит лекарство, что они боятся осложнений. Александра выглядела очень воодушевленной, а Егор поник и действительно выглядел намного хуже, чем до приезда родителей. Я подумала, что если бы мои родители поступили так со мной, то я бы тоже заболела. Егор не стал просить родителей, оставить  его в лагере. Похоже, ему было стыдно перед ребятами, ведь он там был одним из старших, начал проявлять лидерские качества, а теперь его авторитет был подорван. Для нас  было очевидно, что когда дети болеют, Александра чувствует собственную значимость. Здесь она может принимать решения, брать на себя ответственность.

Болезнь сына – удобная возможность проявить гипер – контроль, для которого теперь есть уважительная причина. Федор в таких ситуациях начинает полностью поддерживать Александру, семья сплачивается. Почему людям иногда бывает так сложно чувствовать собственную значимость и поддерживать друг – друга без возникновения «трагических» обстоятельств? В следующий четверг мы продолжим разговор о парадоксальных способах привлечения внимания родителей.


demishonkova small

Инна Силенок - главный редактор, психолог, президент МОО РПП, член Союза писателей России, психотерапевт Европейского и Всемирного реестров, Мастер-тренер НЛП, эриксонианский гипнотерапевт, г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация