Физика элементарных чувств: Познать любовь-проникновение

Светлана Гончаренко (Алкея)

lubov proniknovenie

Тот, кто любит (а не только был влюблен и ошарашен), знает, что такое познать любимую. Это не обладание, не физическая только близость. Это выше страсти, это проникновение во внутренние миры.

Возможно такое познание только взаимно: ты познаешь её, а она тебя. Более глубокий уровень отношений. Познав любимого мужчину, женщина никогда его не предаст. Познав любимую женщину, мужчине не нужны будут другие красотки (разве только полюбоваться со стороны, ибо глаз всегда тянет к красоте и новизне).

В этих отношения есть и любовь-страсть, и любовь-дружба, и любовь-уважение.

Но как познать любовь такого рода? Как найти подход, ключ к сердцу другого человека? Внутри другого – вселенная. Каким бы близким ни был человек, всегда есть больше шансов никогда не узнать глубины его души, не увидеть, не встретить его истинной сущности. Так ли мы стремимся к этому?

Марина, моя знакомая художница-дизайнер, уже много лет живёт одна. Она развелась с мужем только потому, что в один, далеко не прекрасный момент их совместной жизни она увидела в нём совершенно чужого человека. И испугалась. Испугалась так сильно, что, не раздумывая собрала свои вещи и уехала к матери, а через время сняла себе другую квартиру.

На одном из корпоративов она разоткровенничалась и призналась, что просто не захотела познакомиться поближе с той – другой – стороной жизни любимого человека. Она страдала и от разрыва, такого внезапного, и от того, что муж тоже не стал искать подход к ней, а просто принял её уход как нечто само собой разумеющееся. И теперь страдает ещё – от неумолимого одиночества и неумения построить хоть сколько-нибудь жизнеспособные отношения с мужчиной.

А ушла она, оказывается, от того, что муж по вечерам стал ходить на занятия игры на гитаре – захотел осуществить давнюю мечту. Он даже нашёл группу таких же начинающих музыкантов, стал посещать модные в то время (лет пятнадцать назад) сейшны в местных городских клубах и планировал вместе с Мариной поехать летом на какой-то рок-фестиваль.

Марина до смерти испугалась всего лишь того, что её близкий человек вынашивал планы стать музыкантом. При этом, он даже не планировал стать «звездой», а просто хотел по-другому расслабляться после работы.

Зная, что все творческие люди «с червоточинкой» внутри, Мартина побоялась, что не перенесёт новые заморочки супруга. Она ведь и сама творческая, ищущая натура. Только её творчество более прикладное, приземлённое – она творит удивительные вещи – картины, иллюстрации к книгам, оформительские дизайн-проекты, а на досуге создаёт изящные украшения из стекла и эмали. Всё это легко продаётся и приносит доход. Такое ощущение, что руки Марины как у знаменитого мифического героя – к чему ни прикоснётся, из всего получается золото – профит. Особый дар. А вот у мужа её такого дара не было. Всё давалось ему не просто: и работа на каком-то крутом предприятии, и новое увлечение.

Права ли была Марина, что не захотела поддержать мужа? Прав ли он, что не смог объясниться с женой и позволил ей развалить семью? Неизвестно. Но таких распавшихся внезапно отношений гораздо больше, чем прочных союзов, построенных на взаимной любви, на проникновении.

В мире много разбитых сердец от того, что внутри другого человека порой не иная вселенная, а пустота и мрак или гниение и грязь. И это действительно страшно. Такие отношения рождают насилие и боль. Они не жизнеспособны в корне. И тут разрыв оправдан необходимостью – жизнь дороже всего.

Но если в близком человеке есть что-то неудобное, непонятное для тебя сейчас, так ли уж надо сразу бежать прочь, отворачиваться, удаляться от него? Может, попытаться построить диалог, поговорить об этом, узнать его получше?

Любовь – это всё-таки шаги навстречу друг другу. Так часто говорила мне бабушка, прожившая с моим дедом довольно непродолжительно, но очень счастливо. Дед рано умер. Но ореол его незримого присутствия всегда сопровождал меня. Я знаю его по рассказам близких и, прежде всего, самой бабушки. Жили они в трудное послевоенное время, растили двоих сыновей. Дед работал на заводе, бабушка в штабе военного округа. Разные они были, но никогда я не слышала от бабушки что-то уничижительное в адрес деда. Хоть и говорят, что о мёртвых либо хорошо, либо никак, всегда понятно, были ли отношения тёплыми, или в доме царил диктаторский режим одного из супругов.

Я жила в атмосфере любви. И эта любовь шла от моих бабушек и дедушек, даже несмотря на то, что одного из дедушек уже не было в живых, когда я родилась. Бабушка рассказывала, как дед строил дом, как сам делал что-то из мебели, как они ездили в лес по грибы, по ягоды, на речку, как воспитывали детей, как трудно порой бывало, как преодолевались эти трудности, как потом бывало хорошо и весело. И мне было ясно, что они всегда шли навстречу друг другу.

Такие же и мои родители – тоже люди совершенно разные, но какой бы трудной ни была их жизнь – а жизнь подкидывала им и проблемы со здоровьем детей и своим, и аварии на дорогах, и безденежье, и кризисы всякие, – они всегда шли навстречу друг другу. Семье моих родителей до сих пор многие завидуют, не скрываясь, а им трын-трава.

Именно различия нас тянут сильнее, прижимают друг другу плотнее, и наши союзы становятся прочнее от этого. Магнит – это плюс и минус. Не борьба противоположностей, а взаимодействие.

Физика элементарных чувств проста и сложна одновременно. Она также парадоксальна, как весь наш мир, как вся вселенная. Но разве от боязни сложности и непонятности человек станет менее любознателен? Мы и боимся иного, и тянемся к нему. Победит ли страх, или же желание познать другого лучше и глубже, зависит от многих факторов. Один из них – качество личности. Но это уже совсем другой разговор.


zinovieva small

© Copyright: Светлана Гончаренко (Алкея) - член Российского Союза писателей, руководитель Литературного объединения «Книга», г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация