Психологическая помощь. Современные реалии

Инна Силенок

blogger

Продолжая разговор о видах психологической помощи, хочется добавить, что мы серьезно продвинулись за эти полтора года в нескольких направлениях. Говоря «мы», я имею ввиду всё население России. Теперь обращаться к психологам уже не стыдно. В некоторых кругах это модно и престижно. В некоторых – вообще само-собой. Подавляющее большинство россиян уже понимают разницу между психологом и психиатром. Это большое достижение. И за это мы тоже должны «благодарить» пандемию.

Но есть и другая сторона. Сами психологи тоже значительно продвинулись как в своей профессиональной самореализации, становлении, так и в уровне профессионализма, проводя психологический прием. Говоря о психологах, я бы разделила их условно на 3 категории по профессиональному опыту:

  • опытные специалисты, работающие в какой-то определенной модальности или в полимодальном подходе,
  • молодые специалисты, которые уже проводят психологические консультации, но пока мало,
  • только получившие диплом психологи, пока не начавшие вести практическую деятельность.

Опытные специалисты уже имеют круг клиентов, получают регулярно новых благодаря «сарафанному радио», периодически участвуют в конференциях, посещают мастер-классы коллег, выступают с докладами. Часть из них себя уже никак не продвигают. У них есть сайты и/или страницы в социальных сетях, но это скорее дань времени, чем основной способ получения клиентов. Оттуда тоже есть определенный приток клиентов, но это незначительный процент от общего их количества.

Молодые психологи не чувствуют уверенности в себе как в специалисте, у них пока мало клиентов, они продолжают учиться, нарабатывать опыт, тренируются в том числе и друг на друге, осваивают новые для себя виды практической психологии, выбирают свой подход в работе. И они в отличие от опытных специалистов достаточно активно продвигают себя в социальных сетях. Они хорошо разбираются в способах этого продвижения, знают стратегии, которые нужно использовать в Инстаграм, В Контакте, в других социальных сетях. Все нововведения, которые непостижимы для опытных специалистов, которым сегодня за 40 а то и за 45 лет, понятны, естественны и легко воспроизводимы для нового поколения психологов.

И здесь достаточно часто имеет место перекос. Приведу пример из личной практики – недавний случай. Я гарантирую результат, если берусь за работу. И всё проговариваю заранее. Клиент предупрежден об условиях. И я не рекламируюсь. Клиенты приходят ко мне по рекомендации. И так по рекомендации ко мне пришёл молодой человек в ситуации развода. И после первого приема признался, что перед этим был у другого специалиста. Нашел его в Инстаграм. Пришел к молодому парню в футболке и татуировках, который час его послушал, показал заготовленную заранее картинку, сказал, что у него с супругой слияние и взял 7000 рублей. Я спросила, сколько лет парню примерно. Клиент ответил, что «явно меньше 30. 26-27, скорее всего». – Возможно, коллега просто молодо выглядит.

Когда я слушаю подобные истории, я начинаю думать, не проявлением старости ли у меня является большое желание как-то обязать молодых психологов одеваться в деловой стиль, поснимать пирсинг. А как хочется попросить их задать самим себе вопрос, за что именно они берут деньги! За то, что выслушал и сделал оценку? – Человеку, который к тебе пришёл, плохо. Очень плохо. Надо снимать стресс, травму. Предупреждать, что здесь предстоит долгая работа, что за один приём больших изменений мы не получим, что сейчас важно хотя бы «снять острую боль». И для этого мало, чтобы клиент выговорился. Иногда одного часа не достаточно, поэтому на первый прием важно бывает заложить полтора часа на всякий случай. Я об этом всегда предупреждаю. Время в запас закладываю до следующего клиента. У нас ведь помогающая профессия. Мы не просто продаем свои услуги. Мы сохраняем семьи, спасаем жизни, помогаем восстановить здоровье и не только психическое. У нас миссия. Мы должны помочь. А не продемонстрировать свою компетентность.

А еще сейчас такие времена, когда от каждой нашей работы зависит впечатление о психологах в целом. Потому что именно сейчас оно у россиян формируется. И фильмов сейчас много стало о работе психологов. Достаточно часто с криминальной составляющей – то есть детективов. И уже все привыкли, что для того, чтобы поймать маньяка, нужно в следственную группу включить психолога, и что в принципе, чтобы раскрыть преступление, следователь должен обладать знаниями психологии преступника, что этих знаний у следователей обычно недостаточно, поэтому приглашают консультантов: - фильмы «Метод Фрейда», «Синичка» и т.д. Есть фильмы, вызывающие множество споров, такие как «Триггер» - показывающие провокативные методы работы специалиста, которые может себе позволить мягко говоря, не каждый специалист, даже работающий в методе провокативной психотерапии Фрэнка Фарелли, - сам автор действовал иначе, не так как показано в фильме. Но фильм захватывающий. И это тоже близко к детективу – психологический триллер. И это должен быть очень крутой и харизматичный психолог, чтобы использовать методы, подобные методам показанным в «Триггере». Кое-что, но значительно более мягкое, использовал в своей работе Милтон Эриксон. Это была Эриксоновская терапия, это отличалось от Эриксоновского гипноза, который тоже создал Милтон Эриксон, и который построен на очень мягкой кооперативной форме работы.

trigger

sinichka4

metod freida

Здесь возникает как раз тема дозволения. Что может себе позволить психолог-практик, и насколько это будет выполняться клиентом. Клиенты «Триггера» выполняли его «нелогичные» задания, предложенные на грани фола. У него была абсолютная уверенность в том, что это сработает. Она на уровне мета-сообщений передавалась клиенту. Клиент выполнял то, что ему предложил «этот странный молодой человек с красивой интеллигентной внешностью» и излечивался. Триггер брал большие деньги за свою работу. Его методы срабатывали на 100%. Он был безусловно талантлив и даже гениален. И у него было свое ради. Ему нужно было доказать отцу, что он чего-то стоит. А отец его был классическим психоаналитиком. И это всего лишь кино. Но в нем есть несколько серьезных мета-сообщений:

  • Работа психотерапевта может стоить больших денег;
  • Неожиданные, спорные методы могут работать лучше традиционных;
  • Молодой психолог может быть намного успешнее опытного;
  • Психолог может позволять себе жёсткое нарушение границ клиента; и др.

Уже этих косвенных внушений достаточно для того, чтобы у неискушённого зрителя появились превратные представления о работе психолога, чтобы молодые специалисты начали брать за свою работу любые деньги -  у кого на что фантазии и совести хватит, чтобы от работы психолога клиент ждал каких-то чудес и рассчитывал, что ему будет «очень нескучно» на приеме. При этом то, что любой художественный фильм – это метафора, что этот фильм полон гипербол, зритель, конечно забывает. Но фильм выполнил важную задачу. Он заинтересовал аудиторию профессией психолога, люди стали разыскивать провокативных психологов, старшеклассники снова захотели поступить в ВУЗ на психологический факультет, о психологах еще больше заговорили.

blogger

Среди специалистов второй категории – молодых психологов мы можем выделить еще один интересный тип профессионалов. Это блогеры с психологическим образованием. Они каждый день пишут что-нибудь с психологическим подтекстом, весьма спорное с точки зрения как академической так и практической психологии. Так как берут готовые академические штампы и «натягивают» их на какую-нибудь прогремевшую или вызывающую сегодня интерес ситуацию, довольно часто невпопад, это вызывает эмоции, возмущение, любопытство и даже восторг. И это то, что нужно блогеру для раскрутки. И у них десятки и сотни тысяч подписчиков, если не миллионы. И люди это читают. И неискушенный обыватель верит написанному. И снова создается искажённое представление о работе психолога, о психологических механизмах происходящих событий. Разумеется я говорю сейчас не о всех блогерах. Но о многих. То что они пишут – пол беды. Они ещё и ведут прием как психологи практики. И по тому, что они пишут, становится понятно, что вряд ли они проводят на приёмах профессиональную работу. И ко мне уже попадали на приём клиенты после такой работы психолога-блогера. И я понимала, что либо не было пользы от работы молодого амбициозного коллеги, либо даже был вред. И это тоже веяние времени. И нужно, чтобы прошли годы, пока и эта волна уляжется. Эту тему можно развивать и приводить яркие примеры из моей практики и практики моих известных и уважаемых опытных коллег, но в этой статье я это делать не буду, может быть вернусь к этому позже в других публикациях. То, что блогеры пишут на психологические темы, - тоже полезно для популяризации нашей профессии.

Вернёмся к третьей категории психологов практиков – это только что выпущенные бакалавры психологии, магистранты или магистры психологии, которые с «клиентами» работали разве что на тренингах, опыта работы практически не имеют, зато достаточно часто имеют так называемый «комплекс компетентности». То есть думают, что всё знают и понимают. Они получили академические знания и пока ещё не столкнулись с тем, насколько сложнее и неожиданнее то, что происходит с реальными людьми, их судьбами, сознанием и бессознательным, их эмоциями, мыслями и поступками, их взаимоотношениями и психическими процессами, и так далее. Они часто примыкают к блогерам или просто начинают смело продвигать себя в интернете. Иногда сразу обжигаются, испугавшись неуспешного яркого случая и бросают работу по специальности, иногда продолжают учиться и работать, набивают шишки и постепенно переходят во вторую категорию. Профессиональный путь может быть разным. И об этом я продолжу разговор в следующей статье.


demishonkova small

Инна Силенок - главный редактор, психолог, президент МОО РПП, член Союза писателей России, психотерапевт Европейского и Всемирного реестров, Мастер-тренер НЛП, эриксонианский гипнотерапевт, г. Краснодар

👇🏻 Поделись с друзьями им тоже будет интересна/полезна эта информация